?

Log in

No account? Create an account

Блог Анатолия Белоусова

Info-DVD.Ru

Previous Entry Share Next Entry
Воскресный флуд: потустороннее...
razuznaika


Едва он вошел в лес, как повалил снег. Жирные белые хлопья мягко опускались на песчаную дорожку и тут же таяли. Было непонятно, как они вообще достигают земли, пробиваясь сквозь развесистые лапы сосен. В недоумении Николай остановился. В ту же минуту к нему подошел человек. Высокий и тощий, облаченный в какие-то невообразимые лохмотья, он выскочил из чащи и, дико вращая глазами, спросил:

- Удивлены?

- Немного, - ответил Николай, давно успевший привыкнуть к странностям этого мира. - Дождь, знаете ли, был бы как-то уместнее.

- Я не об этом, - сказал незнакомец. - Я спрашиваю, удивлены ли вы моим появлением?

- Нет, от чего же, - Николай улыбнулся. - Конечно, лес место пустынное, но если я смог оказаться здесь, то почему же нечто подобного не могло произойти с кем-то еще?

- Ба, да вы философ! - обрадовался незнакомец. - Мне вас сам Бог послал!

- Бог? Хм… С кем имею честь?.. - поинтересовался Николай.

Все происходящее несколько забавляло его. После вечности, проведенной с Сингом, встретить нового человека было занятно.

- Называйте меня просто: Отшельник. Своего настоящего имени мне как-то не хочется раскрывать. У вас может появиться предубеждение, возникнет неловкость. Слишком уж оно известно…

Мужчина смущенно кашлянул.

- По крайней мере, было известно.

- Хорошо. А меня можете звать Николаем, - он слегка наклонил голову. - Имя, смею вас заверить, самое настоящее, хотя особой известностью и не пользуется.

Он отчетливо ощущал исходившую от его собеседника энергию. Веяло чем-то древним, архаичным и невероятно сильным.

- Николай, Николай… - задумчиво пробормотал Отшельник. - Это не тот что… Впрочем, не важно. На чем мы остановились? Ах да, на снеге. Снег вызван вашим неожиданным появлением здесь. Вторжением, так сказать, в здешнюю среду. Он скоро пройдет. Так, легкая погодная метаморфоза. Вы, наверное, спешите к Озеру? Пойдемте, мы сможем поговорить дорОгой.

Вообще-то, ни к какому озеру Николай не спешил, однако возражать не решился. К озеру, так к озеру. Тропинка, в конце концов, здесь одна, свернуть с нее некуда. Пойдем, а там видно будет.

- Вообразите себе, - продолжал Отшельник, - только сегодня утром я размышлял о смерти, и вдруг гляжу - вы! Какое совпадение!

- Я не совсем понимаю, - осторожно заметил Николай, - причем здесь Смерть и Я?

- Как причем?! Да разве не загадка смерти привела вас сюда; разве не затем вы здесь оказались, чтобы понять, что же это такое? Смерть… Разве есть что-то более важное на свете? Важное и до сих пор неразгаданное, окутанное мраком неведения.

- Не знаю, - Николай пожал плечами, - в моем понимании смерть, это конец. Вот и все.

- То есть как конец?

- Так. Умер, распался на (…дхармы…) атомы и точка. Был и не стало.

- У-у, да вы, я вижу, материалист.

- Пожалуй. Хотя нет!.. Да… Не знаю! Просто в жизнь души после смерти тела я как-то не верю.

- Даже здесь? Даже сейчас?! - воскликнул Отшельник.

- З-здесь и сейчас.

Николай поморщился. Что-то не то он говорил. Что-то совсем не то! Словно кто-то посторонний вещал его устами. Кто-то, вдруг завладевший всем его существом.

- И вы чем-то можете доказать свою точку зрения? - поинтересовался Отшельник.

- Эмпирически нет. А вы можете ее опровергнуть, можете доказать обратное?

- Нет, конечно, - Отшельник рассмеялся, - значит, шансы наши равны. Мы оба верим, но не знаем. Вы верите в то, что жизнь после смерти невозможна, я верю в обратное, но вот узнать(!) кто из нас прав, а кто заблуждается, мы сможем лишь тогда, когда, попросту говоря, откинем копыта! Не раньше.

- Согласен. Знание о том, бессмертна ли человеческая душа, может открыться человеку только после смерти.

Николай ненадолго задумался.

- Впрочем, может и не открыться.

- Может! - Отшельник даже взвизгнул от радости. - Если правы окажетесь вы, то может. В таком случае, умирая, мы оба перейдем в небытие а, следовательно, разрешить наш спор будет некому.

Он захихикал и, потирая руки, продолжил:

- Однако, если верна моя точка зрения то, умерев, мы оба узнаем это! Как видите, у меня перед вами огромное преимущество.

- Странно как-то… - пробормотал Николай, не нашедшийся сказать ничего более вразумительного.

(…и не желавший! не желавший! не желавший говорить вообще!..)

- Ничего странного, - торжественным голосом провозгласил Отшельник, - просто ваша гипотеза заведомо бессмысленна, вы проигрываете спор в любом случае. Если вы правы, то никогда об этом не узнаете, если же у вас будет возможность что-либо узнать, то лишь возможность узнать ошибочность своего мнения.

- Бред какой-то!

- Напротив. Но оставим это. Допустим, вы правы и душа человека погибает вместе с его телом. Поскольку вы верите в это, для вас так оно и есть. Однако, мне совершенно непонятно, как можно жить, проповедуя небытие? Веруя в небытие!

- Очень даже неплохо, - процедил Николай, - я же живу.

- Виноват, - Отшельник остановился и поднял к небу указательный палец, - либо вы не осознаете того, ради чего живете (а это, простите меня, недостойно человека), либо же, просто-напросто, тешите себя иллюзиями.

- Материализм иллюзия? Да вы с ума сошли!

- Не материализм, - поправил его Отшельник, - а "смысл жизни" материалиста. Ну, какой можно видеть в жизни смысл, если исповедуешь небытие?

- Начнем с самого простого: богатство и слава.

Николай говорил, но чем дальше, тем сильнее ощущал, что это не он разговаривает с Отшельником, это Отшельник ведет беседу с самим собой.

- Богатство и слава? Что за чепуха! - рассмеялся Отшельник. - К чему они вам, если вам предстоит исчезнуть? Исчезнуть навсегда! После смерти они вам уже ни к чему, так как воспользоваться ими вы будете не в состоянии. При жизни… Ну что такое жизнь, если смерть есть небытие?! Так, мгновение, случайная вспышка сознания. Миг, и вся она в прошлом. Нет, и богатство, и слава становятся совершенно бессмысленны, если тебе предстоит обратиться в ничто.

- Можно жить ради других людей. Ради своих детей, ради внуков…

- Что тебе до них, если самого тебя уже не будет? Да и их, в конечном счете, ожидает то же самое, то есть небытие. Где же здесь смысл?

- Можно жить просто ради того, чтобы жить! Жить и все!..

- И это говорит Человек Разумный, - Отшельник покачал головой. - Нет, друг мой, жизнь с верой в небытие бессмысленна, с какой стороны на это ни посмотри. Если же, веруя в небытие, ты все-таки видишь в жизни какой-то смысл, знай, что это иллюзия. Элементарный самообман!

Николай промолчал. Возможно, ему только показалось, но он, как будто, начал чувствовать себя свободнее. Чужая воля покидала его. Очевидно диалог (…монолог?..) подходил к концу.

- Запомни, тебе это пригодится: из двух зайцев выбирают того, который жирнее. Мой образ мысли тем и хорош что, не отрицая материальной стороны существования, расширяет мировоззрение и наполняет жизнь смыслом, дает надежду ощутить бессмертие. Разве этого мало? (…разве реальной надежды обрести бессмертие мало?..) Запомни, тебе это пригодится…

Отшельник вдруг резко остановился и показал рукой куда-то в сторону. Повернувшись туда, Николай, разумеется, не заметил ничего необычного. Отшельник же, воспользовавшись минутной заминкой, бросился в чащу и исчез так же неожиданно, как появился.

Николай почувствовал невероятное облегчение. Звуки леса, яркость красок, свежесть летнего воздуха, все это навалилось на него. Он словно очнулся после глубокого транса.

- Вот черт, - он сглотнул и машинально схватился за горло, - что ему было надо?..

Повертев головой в разные стороны, он вдруг припустил вверх по тропинке, подальше от этого места.
Какая сволочь, - думал он. - Одиночество что ли его заело? Устроил мне "демонстрацию Силы". Мог бы и по-человечески поговорить, зар-раза!..

Мало-помалу он успокоился, сбавил темп, а затем и вовсе перешел на шаг. Лес вокруг постепенно менялся. Сосны уступили место каким-то другим, по всей видимости, субтропическим деревьям, стали появляться цветы. Дважды дорогу перебегал пятнистый олень. Дурными голосами из чащи орали попугаи. Как бы там ни было, людей за весь остаток дня он больше не встретил. Когда на землю начали ложиться сумерки, Николай вышел к озеру. Очевидно, тому самому (…Озеру!..), о котором упоминал Отшельник. Это было весьма кстати. За день он порядком устал, хотел есть и пить. В наступившем полумраке Озеро слабо мерцало.

Наклонившись к самой воде, Николай зачерпнул и выпил несколько полных пригоршней. На вкус вода была чуть солоноватой, но пресной. Пить можно. Странно но, утолив жажду, он почувствовал, что больше не хочет есть. То ли вода оказалась настолько питательной, то ли дело было в чем-то еще. Раздумывать над этой загадкой он не стал, так как почувствовал, что за ним наблюдают.

Метрах в пятидесяти от того места, где он стоял, находилась небольшая поляна. В самом ее центре возвышалось что-то вроде громадной каменной глыбы (перевернутого тетраэдра). И от этой глыбы исходило… нечто непонятное. Мощный энергетический поток, невидимый визуально, но прекрасно воспринимаемый интуитивно. Кто-то находился там. За глыбой ли, возле нее ли. И этот "кто-то" пристально следил за Николаем.

В первую минуту он испугался (вспомнилась недавняя встреча с Отшельником), но очень скоро понял, что скрывающийся во тьме наблюдатель настроен весьма дружелюбно. Волны, исходившие от камня, не несли в себе абсолютно ничего негативного. Тепло, покой, легкое любопытство и… что-то еще. Что-то не совсем привычное. Словно кто-то хотел вступить в контакт и… поделиться знанием. Да-да, именно поделиться Знанием! Иначе этого не назовешь. Подстегиваемый любопытством, Николай направился к поляне.

Не доходя до камня нескольких шагов, он вдруг на что-то наткнулся. Дорогу преграждала стена. Влажная и вязкая, но совершенно невидимая. Потоптавшись на месте, он попытался обойти ее, но скоро понял, что этого ему не удастся.

И тут он услышал голос:

- Не надо. Ближе подходить не надо. Это может оказаться опасным.

Голос звучал ниоткуда. Николай отчетливо слышал его, но слышал не ушами. Звук рождался непосредственно в его голове. Пристальнее всмотревшись в ночную темноту, он, наконец, различил очертания человеческой фигуры. Скрестив на манер индийских йогов ноги, человек (если только это был человек), сидел у основания камня. Из-за темноты и сравнительно большого расстояния, ни его лица, ни деталей его одежды разобрать было невозможно.

- Присаживайтесь, нам предстоит разговор, - снова прогудело у Николая в мозгу. - Я тот, ради кого вы проделали весь свой путь (хотя, вероятно, и не догадывались зачем и куда идете). Времени у нас немного, с рассветом вам предстоит возвратиться обратно. Усаживайтесь прямо на траву.

Николай сел.

- Кто вы? - спросил он.

- У меня много имен, - прозвучало в ответ, - так много, что фактически я остался без имени. Просто задавайте вопросы, а я буду отвечать.

- Вы - Бог?

- Нет, - казалось голос смеется, - ты Бог, а я - Ты. А ты на Вершине. Спрашивай.

Николай растерялся. Только теперь он начал осознавать всю необычайность своего положения. С того момента, как он спустился в пещеру, и до самого последнего мгновения на это как-то не было времени. Всю дорогу его словно кто-то подталкивал, заставляя дви-гаться вперед, и только теперь он спросил себя: а что я, собственно говоря, тут делаю? И где это тут?.. И как я сюда попал?!.

- Где я? - голос его дрогнул. - Что это за место?

- Озеро, на берегу которого вы сидите, называется Моэрис. Вернее, это его прототип. Вы пересекли Небесный Лабиринт и сейчас находитесь на самом высшем его уровне. Дальше для вас дороги нет. Это предел.

- Ничего не понимаю. Я что, умер?

- Разумеется, нет. Вы ведь продолжаете мыслить, разве не так?

- Я в другом измерении, да? Или в компьютерной игре?.. Где я?!

- Вы там же, откуда начали путь. В недрах горы Мориа.

- Понимаю… - Николай кивнул. - Значит, тело мое осталось в пещере, а душа поднялась на Небо. Ведь так? А где же ангелы? Что-то на рай не похоже…

- Примитивно мыслите.

- Ну, так объясняйте по-человечески! И оставьте этот дурацкий тон. Я сюда не ребусы разгадывать пришел. Где я и кто вы такой? Отвечайте!

- Хорошо. Вы находитесь на высшем Плане Мировой субстанции, олицетворяющем для вас Её духовный полюс. Я являюсь Индивидуальной живой Душой, вашей сущностью, вашим высшим "Я", если так будет угодно. Вы, Николай Андреевич, есть лишь моя очередная инкарнация, не больше. Когда вы умрете, то растворитесь во мне. Сольетесь со мной, дополняя меня собою…

- Стоп! Стоп! Стоп! - Николай замахал руками. - Какая инкарнация, какая субстанция, какой, черт возьми, "план"? Я ничего не понимаю!

Происходящее никак не укладывалось в голове. Не хотело, не могло укладываться.

- У нас нет времени на препирания. Успокойтесь, - повелительно прозвучал голос. - То, что вы до сих пор знали о Вселенной, ее устройстве и законах, есть лишь ничтожная частичка того знания, которым обладаю Я. Забудьте то, чему вас учили и слушайте. Примите то, что Я скажу, как аксиому. Как приняли вы в свое время, что Земля - шар и что в мире нет ничего, кроме вечно движущейся материи. Потом, когда вы вернетесь, у вас будет достаточно времени все вспомнить, детально во всем разобраться и все осмыслить…





…Светало. По Озеру стелился легкий туман, траву покрыла обильная роса. Ощутив утреннюю прохладу, Николай поежился. Где-то рядом заквакала лягушка. Этот звук вывел его из оцепенения. Он вздрогнул, протер глаза и с удивлением заметил, что возле камня ни-кого нет. Его ночной собеседник пропал. Резким движением поднявшись на ноги, Николай подошел к каменному тетраэдру. Невидимая преграда, помешавшая ему сделать это вчера, исчезла вместе с таинственным гуру. Вблизи камень не представлял собой ничего необычного. Так, всего лишь кусок гранита. То, что у его основания трава оказалась не примята и так же обильно смочена росой, как на всей поляне, Николая не удивило. Скорее бы он удивился, если б обнаружил обратное.

Он обернулся, чтобы посмотреть на Озеро. Моэрис. И в пещере Моэрис, и на месте Глаховского пруда - Моэрис. С той лишь разницей, что здесь Моэрис-прототип, в пещере озеро-форма, энергетическое клише, а Глаховский пруд - его конечное проявление…

Туман над озером порозовел. Багрянцем окрасился восток и через несколько мгновений из-за горизонта показался дрожащий малиновый диск. Нестройный лягушачий хор, не на шутку разошедшийся к утру, почтительно смолк, словно приветствуя появление дневного светила. Душу Николая переполняло чувство восторга. Что-то новое обрел он за эту ночь. Что-то невероятно сильное и умиротворяющее, вселяющее в сердце покой, но подталкивающее к действию. Он встал на колени, нагнулся к воде. Напившись, еще раз окинул взором поляну, неприступную стену деревьев, окружавшую озеро и, подмигнув восходящему все выше и выше солнцу, двинулся в обратный путь.

Он бодро шагал по тропинке, насвистывая что-то веселое. За ночь в окружающем его пейзаже произошли изменения. Лес несколько поредел, тропинка заросла сорной травой и колючками. Не было слышно пения птиц. Недобрые предзнаменования, - решил он. - Не лично для меня, для всех нас. Впрочем, особо сильного беспокойства по этому поводу он не испытывал. Все будет хорошо! Как бы плохо наши дела ни обстояли, все переменится к лучшему. Все происходящее - всегда к лучшему, даже если на первый взгляд оно и плохо. Замечательная мысль! Ничего более правильного еще не было сказано…



Продолжение следует... ;-)






  • 1
воскресного утра,Анатолий)

  • 1